Наша «Лебединая песня» спета, вернее будет сказать, написан диктант, на который наш дружный кружок любителей русского языка потратил целых три занятия. Мы старались действовать по совместно разработанному способу поиска опасных мест, когда сначала ты мысленно представляешь слово в уме, ищешь в нем опасные места, только после работы со словом в уме, переносишь его (слово) на бумагу, и опять ищешь опасные места. Мы справились, как и предполагалось по замыслу, каждый сделал свои собственные ошибки.


После реализации совместного замысла, коим на последних занятиях было написание диктанта, а в целом, это был путь к грамотному письму, чтобы суметь написать то, что хочешь сказать, как и полагается при работе средствами рефлексивно-деятельностного подхода – рефлексия, когда идет процесс осознания собственных способов деятельности (как успешных, так и не успешных), своих мотивов, смысла деятельности, своей позиции, своих средств и способов деятельности [1,2]:

– Что удалось сделать? А над чем еще надо работать? – обращается к Саше, ученику 6-го класса школы 1576, консультант.

– Мне кажется, надо работать над самореализованием, – отвечает ученик.

– Над чем? – удивляется консультант.

– Самореализованием.

– А что ты имеешь ввиду под самореализованием?

– Учиться чтобы можно было одному, – отвечает подросток.

– Ну, и как, ты уже близок, чтобы самому учиться?

– Да, наверное. Недостаточно учить правила, нужно понять, для чего это делать.


На занятиях, предшествующих диктанту, который был придуман еще в далеком 1997 году Натальей Юрьевной Абашевой, консультантом, учителем русского языка и литературы из г.Перми, и Виктором Кирилловичем Зарецким, профессором кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии (в те годы заведующего лабораторией поддержки инноваций в образовании детей с особенностями развития и инвалидностью в Институте педагогических инноваций РАО), целенаправленно и упорно работали над способом поиска опасных мест. За это время менялся состав участников группы, менялся формат занятий. Саша успел позаниматься с консультантом и в составе группы шестиклассников, и индивидуально, и на семинаре у студентов МГППУ, и в составе группы взрослых участников, а диктант для 8-го класса он писал со взрослыми и с красавицей Настей, которая в этом году закончила третий класс.

– Ну, а что тебе помогло больше всего в занятиях? – задает В.К.Зарецкий вопрос Саше.

– Какой ресурс? – уточняет подросток, и после продолжительной паузы отвечает. – Терпение.

– А наше участие? – не отстает от него Виктор Кириллович, здесь консультант говорит о постоянных участниках консультативных занятий.

– Мне кажется, то, что помогает лучше учиться – это, когда ты учишься не один на один, а группой, чтобы у каждого было свое мнение, и чтобы каждый мог слышать, что говорит какой человек, и думать над тем, что этот другой человек сказал. Допустим, вы задали какое-то предложение, один разобрал так, а другой имеет другое мнение, и я задумался, так или не так. И начинаю или поддерживать эту точку зрения, или наоборот опровергать, отвергать.

– А что в итоге?

– Появлялась какая-то своя точка зрения, с которой, ну, мог бы, ну, получается какой-то прогресс, я… ну как бы. Ну, я не знаю, как это объяснить. Я пока еще не на столько умный. На одной карточке не уместишь.

– Если замыкать это на идею грамотного письма, то это дает перекрестное видение с разных точек зрения одного и того же материала или проблемы, и позволяет очень обогащать видение, – помогает ему консультант.

– Совершенно другая точка зрения появляется, – уверенно отвечает Саша.

Ucheba doma_2020-06-21_2

Виктор Кириллович помнит, что заниматься с ним начинали пять ребят из параллели шестых классов, а остался только один Саша:

– Почему ты остался? – спросил он подростка. – В какой момент это произошло?

– Я хочу понять искусство русского языка. Ну… Допустим, ты, как в шахматах, ходишь, там одной фигурой, а потом, в какой-то момент, берешь и ходишь другой.


У Саши тоже были ошибки в диктанте, а карточки на те правила русского языка, где им были допущены ошибки, он не сделал. Но, через пару консультативных занятий после диктанта совместно с консультантом Саша начал более основательно и качественно изучать причастные и деепричастные обороты, и очень хотелось Саше узнать, как же разместить такие большие правила, как обособление причастных и деепричастных оборотов на письме запятыми, на такие маленькие карточки-памятки.


P.S. Саша заболел, и занятий не было целых два будних дня, но быстро поправился, и в скайпе появилась запись: «Здравствуйте, меня выписали. Завтра занимаемся?»


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование


Литература

1.Зарецкий В.К. Зона ближайшего развития: о чем не успел написать Выготский… // Культурно-историческая психология. 2007. Том 3. № 3. С. 96–104.

2.Зарецкий В.К., Зарецкий Ю.В. Опыт оказания психолого-педагогической помощи средствами рефлексивно-деятельностного подхода: случай Дениса Г. // Консультативная психология и психотерапия. 2015. Том 23. № 2. С. 142–156. doi:10.17759/cpp.2015230209

Опубликовано в новости на факультете

Как-то на днях меня спросили:

– А разве летом занимаются русским языком?

– Да, занимаются, есть такие странные люди.

– А кто инициатор занятий? Виктор Кириллович?

– Нет, Саша…


Мы пишем диктант для 8-го класса «Лебединая верность», у хитрого Виктора Кирилловича диктанта для других (более младших) классов нет. Удивительно то, что никого в группе любителей русского языка не смутило, что диктант для 8-го класса пишут шестиклассник Саша и третьеклассница Настя. Но при работе средствами рефлексивно-деятельностного подхода с учебными трудностями и такое возможно.


«Саш, ты готов к диктанту?» – спрашивает В.К.Зарецкий смелого школьника: «Готов», – отвечает Саша, ученик 6-го класса школы 1576, у которого два месяца назад была твердая «двойка» по русскому языку, и который два месяца назад боялся безударных гласных в корне слова. И вот в рефлексии после пятидесятого консультативного занятия он сообщил консультанту: «Хорошее занятие сегодня было. Сделали способ. Проработали его. Наконец-то закончили работу над ним, и можем писать диктант. Это были долгие рабочие дни, и наконец-то они закончились».


Не боится писать диктант и Настя, ученица 3-го класса, только она очень переживает, что не успеет быстро написать слова, отстанет от взрослых в группе. Да, в нашей компании опять прибыло, у нас появилась прекрасная Настя, робкая и застенчивая. Девочка присоединилась к занятиям и сразу же включилась в работу по поиску опасных мест, не все опасные места в словах в предложении удается найти, но она не расстраивается, пробует, старается не отставать от Саши и взрослых участников консультативного занятия. Она уже знает, что такое рефлексия, шёпотом репетирует, что скажет, старательно проговаривает каждое слово, рассказывая Виктору Кирилловичу, что было интересного на занятии, что узнала нового, с чем справилась сама, в чем ей помогли.

ucheba doma_2020-06-08_2

Саша оживился с приходом новой участницы, устанавливает контакт, настроен на сотрудничество (пишу эти строки и вспоминаю «Маленького принца», вот уж эти взрослые, им интересны только цифры… или векторы развития субъекта в учебной деятельности), надоели уже эти взрослые, сколько можно с ними соревноваться в знаниях по русскому языку, да и конкурентов ему среди взрослых нет, только разве что Виктор Кириллович. Но Виктор Кириллович дал Саше «фору» в два дня в написании карточек на правила русского языка, а значит Саша успеет подготовиться к встрече с сильным противником, нет причин для беспокойства.


Почему дети не боятся писать диктант повышенной сложности? Почему им не страшно совершить ошибку? Обычно же за ошибки ругают, и их, ошибки, надо бояться. Но в рефлексивно-деятельностном подходе трудность в обучении рассматривается как ресурс для развития, и не только в учебной деятельности, но и в других сферах жизни ребенка (эмоциональной, поведенческой, когнитивной). Ошибки, которые будут у ребят в диктанте, позволят скоординировать работу консультанта в работе над учебными трудностями, сузят поле совместной работы взрослого и ребенка, позволят им сконцентрироваться над решением выявленной проблемы в обучении в зоне ближайшего развития, там, где работа для ученика сложна и трудна, но справиться с ней и понять её, он сможет с помощью взрослого.


Но третьеклассница и шестиклассник на занятии пишут диктант для 8-го класса? У них одинаковые зоны ближайшего развития? В чем подвох?

С первой половиной диктанта справились все участники консультативных занятий, кроме Виктор Кирилловича, он был за «главного» и диктовал текст. С монитора экрана на нас смотрели довольные ребята, еще есть трудности у каждого из них, и они об этом знают, им есть над чем поработать на консультативных занятиях, впереди еще так много нового и интересного…


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование

Опубликовано в новости на факультете

Довольный и веселый, с кучей карточек по русскому языку, ножницами и картоном в руках, Саша, ученик 6-го класса школы 1576, ввалился на учебный семинар к первокурсникам, у которых мы были месяц назад, и тогда, он чувствовал себя «подопытным». Теперь это было другое занятие, это были другие мы, участники консультативных занятий по русскому языку, оставившие позади двадцать консультативных занятий, насыщенных событиями, окрашенных положительными эмоциями, это были другие студенты, уже прослушавшие курс по психолого-педагогической помощи в преодолении учебных трудностей, это был другой Саша. Он не был скован, зажат, расслабленно сидел за своим столом с включенной камерой, и успевал переделать «кучу дел» одновременно: искал опасные места в предложении, делал карточки по русскому языку с правилами из учебника для 6-го класса, при этом бурно выражал недовольство тем, что очень мало правил в учебнике, и вообще они уже все закончились: «Дайте мне еще правил!» – требовал Саша у Виктора Кирилловича и у других взрослых.


Карточки он начал делать после юбилейного сорокового консультативного занятия, которое отметили переходом на новый вариант поиска опасных мест в словах. Виктор Кириллович Зарецкий предложил искать опасные места в уме, и мы не смогли ему отказать, «заскрипели мозгами», начали «закатывать глаза в потолок», загибать пальцы, шепотом повторять слова из предложений в 7-9 слов. Саша неожиданно ошибся в написании опасного места в слове на правило про «чу-щу». Нелепая ошибка подтолкнула его к созданию карточек на правила русского языка. Виктор Кириллович уже много раз рассказывал нам, как ребята в Летней школе [2] делали карточки на правила русского языка, а потом в них играли, овладевая правилами и обучаясь грамотно эти правила применять. Теперь Саша тоже делает карточки, делает увлеченно, с азартом, просит нас, взрослых, играть с ним в «языка». И мы играем, пытаемся угадать правила, спрятанные в его карточках. Взрослых в команде пять человек, а Саша уверенно играет один против всех, у него уже сорок две карточки.

ucheba doma_2020-05-31_2_1

Занятие у студентов заканчивается, и в рефлексии они отмечают, что «субъектная позиция ребенка сильно продвинулась», идет передвижение по «векторному полю», что уровень «контакта» высокий и «вовлеченность ученика в деятельность» большая. А еще говорят, что им интересно «прочувствовать» другой подход к обучению, увидеть, как с помощью игры можно учить правила, изменилось у них представление о процессе, вернее расширилось, многое прояснилось, что они сегодня увидели пространство общения, где люди друг другу доверяют, движутся в одном темпе. Обсуждают рефлексивно-деятельностный подход, говорят про сотрудничество ребенка и взрослого, про субъектную позицию ученика, про зону ближайшего развития [1].


Послушал Саша внимательно рефлексию студентов и понял, что в работе с ним консультант и другие участники используют какие-то хитрые рефлексивные вопросы, с помощью которых руководят его действиями, и выдал заключение:

– Я, в следующий раз, не буду вестись на ваши рефлексивные вопросы.

– Саш, у нас все вопросы рефлексивные, проще в нашей речи выделить не рефлексивные вопросы. У нас таких очень мало, – отвечает ему Маргарита Михайловна Гордон.

Саша доволен, он вырезает карточки, учит русский язык, дружит со взрослыми, знает, что они говорят в рефлексии, вот только правил по русскому языку мало в учебнике для шестого класса…

Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование


Литература:

1. Зарецкий В.К., Зарецкий Ю.В. Опыт оказания психолого-педагогической помощи средствами рефлексивно-деятельностного подхода: случай Дениса Г. [Электронный ресурс] // Консультативная психология и психотерапия. 2015. Том 23. № 2. С. 142–156. doi:10.17759/cpp.2015230209

2. Постоянно действующий Всероссийский вебинар в помощь родителям и учителям «Учеба дома: как оказывать ребенку помощь, способствующую развитию». Фильм про Летнюю школу. [Электронный ресурс]. URL: https://rospsy.ru/node/416 (дата обращения: 30.05.2020).

Опубликовано в новости на факультете

Месяц май стремительно завершается, обязательные для посещения занятия у шестиклассников из школы 1576 давно закончились, но это не повод для моего героя Саши прекращать консультативные занятия с Виктором Кирилловичем Зарецким. Странная ситуация сложилась на этих консультативных занятиях, можно сказать, что Саша не дает нам выходных дней, на майские праздники с трудом удалось выпросить у него на 9 мая «выходной», думаю, что помог авторитет Виктора Кирилловича. Но Саша расстроился, целый день упущен…


Теперь Сашу расстраивает отсутствие занятия, а не ошибки в русском языке, которые он превращает в свой очередной замысел. Да, и отношение к ошибке стало другим, более конструктивным. Он смотрит за нами, как ошибаемся мы, как сомневается консультант и подсматривает в свой старый пухлый учебник по русскому языку, утыканный лохматыми закладками. Саша знает, что ошибиться может каждый, но важно суметь превратить ошибку в ресурс для развития, разобраться с возникшей трудностью, провести рефлексию старого способа действия, который привел к ошибке, и разработать новый способ, позволяющий не допускать ошибок.


Произошли изменения у Саши и в самой рефлексии, проводимой консультантом в конце занятия (иногда Саша называет её – «Рэфлэкшэн»), теперь мы наблюдаем, можно сказать в действии, понятие «интериоризация», о котором так много и долго нам говорили на занятиях в университете. Редко получается у консультанта задать школьнику рефлексивные вопросы, ребенок торопится рассказать Виктору Кирилловичу – что он сделал сам, что с помощью консультанта, что не удалось сделать, где были ошибки и трудности. Очень нравится Саше обсуждать замысел в начале занятия, планировать замысел на следующее занятие. Он активный участник консультативного занятия, сейчас он точно это знает, иногда он демонстрирует свой экран во время занятия, старательно записывает материал на импровизированной доске, отправляет его в чат, устанавливает звонок на следующее занятие, грамотно и по-доброму подражает взрослым, особенно консультанту. «Здесь нельзя ошибиться, этот звук в данном слове в сильной позиции», – говорит консультант. «Здесь звук в сильной позиции», – вторит ему через пару занятий Саша. Ему нравится организовывать нашу общую деятельность на занятиях, указывать, что сейчас надо всем делать, сказал давайте играть, значит – играть. А недавно он предложил свою игру в слова, я позволяю себе называть эту игру «пазлы», чтобы выиграть необходимо угадать задуманное ведущим игроком слово, используя вопросы. Саша уже знает, что, работая с учеником средствами рефлексивно-деятельностного подхода нельзя подсказывать, а можно помогать с помощью рефлексивных вопросов… Чаще в его игру взрослые проигрывают.

ucheba doma_2020-05-21_2_1

В настоящее время на консультативных занятиях игры «В слова», которые раньше придумывал только один Виктор Кириллович (теперь у него есть помощник в этом деле!), стали «обычным делом» (иногда в мою голову закрадывается мысль: «Может мы к участию в игре «Что? Где? Когда?» готовимся?»), и хочется сказать, как в сказке про Курочку Рябу, а игра та не простая, а игра та … С помощью игры в слова, когда надо определять части речи, части слова, члены предложения, понимать смысл слов в предложении, искать хитрые ловушки от консультанта, Саше удалось сделать важный шаг в обучении русскому языку. То, что не давалось на учебном занятии, сильно похожем на школьный урок, легче и проще оказалось понять и осмыслить в игре на консультативном занятии.


Играет он «по-взрослому», и на одном уровне со взрослыми участниками игры, не только не уступая им, но и помогая запутавшимся студентам разобраться с членами предложения в особо каверзных случаях.


P.S. А еще Саша узнал, как можно в словах «ни на что» допустить семь ошибок, три занятия думали всем нашим маленьким коллективом, но без помощи Виктора Кирилловича не смогли справиться, теперь седьмая ошибка – это контрольный тест для вхождения новичков в нашу группу любителей русского языка. И скажу Вам, по секрету, вдруг захотите к нам присоединиться, будьте готовы пройти тест у Саши и найти седьмую ошибку.


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование

Опубликовано в новости на факультете

Одно консультативное занятие с учениками 6-го класса школы 1576 сменяет другое. Двадцать четыре дистанционных занятия уже позади, в жизни ребят идут изменения, фраза «необучаемый ребенок» осталась в прошлом.


Были трудные занятия, когда ребята от «испытания себя на прочность» перешли к «испытанию на прочность способов работы со своими трудностями в освоении русского языка». Несколько консультаций они «проверяли работоспособность способа на определение безударной гласной», именно так ответил Саша в рефлексии на вопрос консультанта: «Что сегодня было полезного на занятии?» Трудности в обучении преодолеваются, медленно, с натягом, задания усложняются, словно «колесо старой телеги скрипя и пробуксовывая» ребята пробираются к знаниям.


Удивительные вещи происходят на дистанционных консультативных занятиях, пока у ребят идут уроки в школе, консультант со студентами и психологом Оксаной Глуховой проверяет «работоспособность» новой игры на определение членов предложения, а один из учеников, в перерывах между школьными занятиями, на консультативные забегает:

– Саш, ты на сколько присоединился, минуты на три? – спрашивает его Виктор Кириллович.

– На двадцать две… – со знанием дела отвечает Саша.

– И ты хочешь заниматься русским языком?

– Да, хочу.


Вот так и занимались Виктор Кириллович с Сашей, сначала двадцать две минуты, а после шестого урока – еще один час. Саша играет со студентами, с психологом и с консультантом в новую игру, определяет члены предложения, соревнуется со взрослыми, играет с ними на равных. Смотришь на него и сразу вспоминаешь про рефлексивно-деятельностный подход, про выход в субъектную позицию, про переход из неустойчивой субъектной позиции в устойчивую, про собственный замысел каждого участника занятия, про совместный замысел консультанта и ученика, про установление контакта со всеми участниками занятия, про выстраивание отношений сотрудничества, про совместную осознанную деятельность основанную на сотрудничестве взрослого и ребенка, про способность у ребенка к рефлексии.


На следующем занятии «главным» уже был Саша, раньше Виктора Кирилловича открыл он демонстрацию экрана в скайпе, деловито раздавал роли участникам игры (каждый из нас побывал одним из членов предложения), «с важным видом» подчеркивал и окрашивал в разные цвета слова на экране, писал вопросы к членам предложения, ставил плюсы за правильные ответы и минусы за неправильные.

ucheba doma_2020-05-03_2_1

Не так давно я приставала к Виктору Кирилловичу с вопросом: «Когда же Саша поймет, что ему больше не надо заниматься с безударными гласными?» – а сейчас я наблюдаю как он уверенно сознательно «берет» одну трудность за другой, теперь допуская ошибку, он превращает ее в свой новый замысел.


Как удалось достичь подобных результатов у «неуспевающего» ребенка? Где и в чем здесь заслуга консультанта? Кто такой этот консультант, работающий в рефлексивно-деятельностном подходе? Волшебник?


P.S. «…Наверное, консультанта можно сравнить с зеркалом, но не с простым зеркалом, а волшебным, которое может быть в какой-то момент – телескопом, в какой-то момент – увеличительным стеклом, в какой-то момент – микроскопом, помогающим человеку увидеть себя со всех сторон. Хотелось бы, чтобы как в сказке, это зеркало помогло каждому разглядеть в себе принцессу…» – Н.Ю.Абашева, консультант, учитель русского языка и литературы, г.Пермь.


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование

Опубликовано в новости на факультете

Интересное событие случилось у участников консультативных занятий с учениками 6-го класса школы 1576, мы ходили в гости к первокурсникам на семинар по курсу «Психолого-педагогическая помощь детям с трудностями в обучении», который проводили В.К.Зарецкий и М.М.Гордон. В этот семинар Виктор Кириллович встроил консультативное занятие по русскому языку с Сашей, первым из ребят занявшем субъектную позицию в группе «неуспевающих» школьников по русскому языку, предварительно на предыдущем занятии консультант предложил школьнику позаниматься русским языком на семинаре у первокурсников, и Саша согласился. В начале занятия на семинаре Саша подметил, что он тут подопытный. Очень волновался Саша, ведь за ним наблюдали двадцать внимательных пар глаз, но за Сашей ли эти глаза наблюдали?

Когда еще студенту первокурснику представится, такая замечательная возможность побывать на консультативном занятии Виктор Кирилловича с детьми, где наглядно можно видеть результативность действий консультанта, работающего в рефлексивно-деятельностном подходе?


В рефлексии после такого необычного семинара студент Юра Гаврилов отметил, что ему это было безумно интересно и, что сразу же после ознакомления и разбора схемы работы подхода, представленной В.К.Зарецким и М.М.Гордон, у него была возможность наблюдать работу подхода в действии. Юрий обратил внимание, что консультант с помощью рефлексивных вопросов помог ребенку озвучить свой замысел. Студентка Нина Ковцун очень переживала за Сашу, говорила, что школьника смущало присутствие других людей. Она заметила необычный вопрос Виктора Кирилловича к ребенку: «Скажи, что нужно сделать мне, чтобы…», – и возможно, как мне думается, постановка вопроса к ученику, работающему со своими трудностями, в такой форме, уже скоро станет народной, уйдет в массы, в другие подходы работы с детьми и взрослыми. И только несколько человек будут знать, как этот вопрос однажды родился…


А занятие это с Сашей действительно хорошее получилось, непродолжительное по времени (всего каких-то 40 минут), но результативное и полезное, как мне кажется, для всех его участников. Саша сегодня помощь в работе с трудностями получил двойную и от Виктора Кирилловича, и от Маргариты Михайловны, а студенты увидели наглядный пример слаженной работы двух грамотных консультантов, умеющих работать в одной команде. Это были один добрый консультант, а другой консультант – еще добрее…

ucheba doma_2020-04-29_2

Работали в эпицентре проблемы ребенка. Саша осмыслено совместно с помощниками намечал новый способ написания слов (существительных и наречий) с предлогами и приставками, во время рефлексии озвучил свой замысел на следующее занятие, дал консультанту домашнее задание, и удалился из чата домой, где его ждали родители, которые активно его поддерживают в этих занятиях. Помню, Саша только начал осваивать способ грамотного написания безударных гласных в словах, а его мама уже заметила, что Саша перестал бояться безударных гласных…


А задание на дом консультант получил, и как мне, кажется, не без помощи «хитрого» вопроса Виктора Кирилловича: «Скажи, что нам нужно подготовить дома для тебя на следующее занятие?»


P.S. Саша – мой герой. Смелый и отважный молодой человек. За месяц занятий он вырос, стал другим, стал взрослым. Много ли людей решится демонстрировать открыто свои трудности и ошибки в учебной (либо в какой-то другой) деятельности? А он решился работать со своими трудностями в присутствии незнакомых людей. И победил… Снова победил…


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование

Опубликовано в новости на факультете

Профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии Виктор Кириллович Зарецкий провел первые 3 вебинара в рамках серии всероссийских вебинаров, организованной Федерацией психологов образования России


6, 13, 20 апреля 2020г. состоялись первые 3 вебинара в помощь родителям и учителям «Учеба дома: как оказывать ребенку помощь, способствующую развитию».


Первый вебинар был ознакомительным. В рамках вебинара рассматривались вопросы об отношении учителей, родителей и учеников к учебным трудностям, были рассмотрены основы рефлексивно-деятельностного подхода (РДП) к оказанию помощи детям в преодолении учебных трудностей, способствующей развитию, примеры оказания психолого-педагогической помощи средствами РДП, принципы, ограничения и технологии оказания помощи в РДП, а также опыт деятельности по преодолению учебных трудностей в дистанционном режиме. По итогам вебинара совместно с участниками выработан замысел на последующие вебинары. В вебинаре приняло участие более 180 человек из 41 субъекта Российской Федерации.


На втором вебинаре, состоявшемся 13 апреля 2020 г., участники обсудили опыт работы Летних школ в период с 1996 по 2002 г., в рамках которых возник и развивался рефлексивно-деятельностный подход при работе с трудностями в обучении.


На третьем вебинаре, состоявшемся 20 апреля 2020 г., участники обсудили проект "Шахматы для общего развития".


Вебинары "Учеба дома: как оказать помощь ребенку, способствующую развитию" будут проводиться еженедельно вплоть до окончания режима самоизоляции.

На следующем вебинаре, который состоится 27 апреля 2020г., планируется рассказать о работе Фонда "Дети.мск.ру". Для участия в семинаре необходимо пройти регистрацию.


Предлагаем к вашему просмотру видео прошедших вебинаров

Опубликовано в новости на факультете

Начинаешь учиться, постигать,

вникать в глубь учебного процесса, тебя, и затягивает!

В.К.Зарецкий


Пятничное занятие, такое увлекательное и как всегда результативное, заканчивалось с учениками 6-го класса школы 1576, впереди меня ждали выходные, что, честно сказать, радовало мою душу, и «...вот с небес или поближе» раздались звонкие слова одного из учеников: «Давайте завтра (в субботу) позанимаемся! Нам надо разобраться с написанием безударной гласной в корне слова».


«Что, работать в субботу? Это безобразие? Я буду жаловать... Ну, буду жаловаться куда-нибудь...», итак, меня ждало следующие занятие – в субботу...


Субботнее занятие, которое называется «занятием по желанию» в настоящее время посещает только один из учеников 6-го класса, он же его и инициировал. Сегодня Саше трудно, трудно и консультанту. Они вдвоем забрались в эпицентр проблемы Саши. Реализация его «замысла» – разобраться с безударной гласной в корне слова, натолкнулась на серьёзное препятствие – у Саши трудность в определении лексического значения слова, столько раз он забывал, что каждое слово в русском языке наделено своим особым смыслом в предложении, и как важно понимать мысль, которую нам пытаются донести. Невнимание к смыслу и связи слов в тексте, часто становилось основной причиной Сашиных ошибок. Во время разбора слов, которые звучат одинаково, но пишутся по-разному и имеют разный смысл, ловкому школьнику не раз удавалось выскользнуть из «цепких лап» В.К.Зарецкого, но сегодня этого не случилось. Саша разбирает слово за словом, совершает много ошибок, пыхтит, нервно ерзает на стуле. «Трудно сегодня двигаться, Саш?» – спрашивает его Виктор Кириллович. «Да...» – отвечает ученик, но не останавливает занятие, а движется дальше, медленно определяя части слова, и отыскивая в словах коварные и страшные безударные гласные.

ucheba doma_4_3_1

Долго длится сегодня занятие, идет работа над Сашиным способом действия в определении безударной гласной, а в эпицентре – определение смысла слова. После каждой маленькой победы – рефлексия. «Что сделал сам? Что сделал с моей помощью?» – спрашивает консультант, мальчик отвечает осмысленно, подробно. И движение вперед продолжается... Саша, первый из ребят, который «вышел» в субъектную позицию, уже знает, что он занимается с «хитрым» Виктором Кирилловичем не только для того, чтобы сдать выпускные экзамены...


Саша в субъектной позиции, а для студента-новичка только начавшего осваивать рефлексивно-деятельностный подход сложно заметить маленькие шаги ребенка к субъектной позиции, и выход в эту позицию, как во время обсуждения своего замысла, в период занятий, так и во время рефлексии. Например, на вопрос консультанта в конце занятия: «Что сегодня полезного для вас было на занятии?» – один ребенок отвечает, что мы повторили разбор слов, а другой, что он проработал материал на определение частей слова. В рефлексии со студентами консультант задает: «Как вы определили, кто из детей в субъектной позиции?» – в ответ тишина. Не уследили... Не заметили... А, в рефлексии ребенка, который находится в субъектной позиции, появляется местоимение «Я» ...


В конце трудного, длившегося более полутора часов занятия, в ходе которого было допущено больше ошибок, чем найдено успешных решений, В.К.Зарецкий спрашивает Сашу: «Устал?! Или сделаем еще одно слово, чтобы испытать способ?» Саша устал, но изъявляет желание проверить себя еще на одном слове. Концентрируется (он же спортсмен, хоккеист) и… все делает без ошибок: определяет безударные гласные, их местоположение, определяет значение слова и часть речи (что важно для различения, например, окончаний и суффиксов), разбирает по составу, проверяет каждую безударную гласную своим правилом (для приставки, для корня, для суффикса, для окончания). «Ну что ж, – говорит Виктор Кириллович, – а ведь сейчас ты самостоятельно справился с самым трудным словом из этого диктанта. И у нас еще есть две минуты, которые мы можем посвятить…» «Рефлексии!» – заканчивает мысль консультанта Саша. «Да. Рефлексии. Ну тогда давай…» – просто говорит В.К.Зарецкий, и Саша подробно рассказывает, что у него получалось, что нет и над чем нужно еще работать в следующий раз, предлагая продолжить занятия в понедельник.


…А ещё Саша через три недели занятий по русскому языку взялся за освоение игры в шахматы... А... Это... Шахматы... Так, для общего развития же...

ucheba doma_4_1


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование

Опубликовано в новости на факультете

Одно успешное занятие волонтерского проекта "Учеба дома" с учениками 6-го класса школы 1576 сменяется другим успешным занятием. Привычными стали маленькие победы ребят в освоении правил русского языка, в усовершенствовании своих «самодельных способов» грамотного письма. Кстати, фразу «самодельный способ» я позаимствовала из рефлексии одного из студентов, посещающего консультативные занятия. Надеюсь, что он не обидится на меня за это. «Да и вообще, зачем нам свой способ, лучше его найти в интернете, разве нет в интернете универсального общего способа пользования правилами русского языка?» – однажды спросил этот студент у В.К.Зарецкого.


И тут я подумала: «А где взять в интернете универсальный способ, с помощью которого можно работать в рефлексивно-деятельностном подходе?» Когда наблюдаешь за размеренными неторопливыми действиями В.К.Зарецкого в процессе занятия, и, правда, начинаешь думать, что работать в этом подходе не сложно, если знаком с тремя могучими китами, на которые опирается подход. Наверное, я не ошибусь, и выражу мнение всех участников консультативных занятий по русскому языку, которые проводит Виктор Кириллович, что наиболее привычно и ожидаемо видеть успехи школьников в освоении знаний в предмете, дети активны, пространство консультативного занятия безопасно, комфортно, там можно и не страшно ошибиться, там можно не бояться делиться своими мыслями, там общение построено на сотрудничестве, взаимодействии равного с равным, где замысел каждого причудливо вплетается в общий замысел консультативного занятия детей и взрослых, где зарождается мощное энергетическое начало движения к цели, вере в себя, уверенности в своих силах, способности к преодолению трудностей. Вопрос лишь в том, каким способом В.К.Зарецкому это удается достичь? Что важнее иметь свой способ, иметь свой замысел, иметь чужой замысел, не забывать про рефлексию?

ucheba doma_2_4_1

Когда студент впервые начинает вести занятие самостоятельно, думаю не редко случается так, что, зная принципы рефлексивно-деятельностного подхода, он делает всё с точностью до наоборот. Согласование общего замысла превращается в навязывание своего плана (План! А у нас есть свой план?!) проведения занятия, реализация замысла, хотя, это уже и не замысел, не подчиняется никакой логике и напоминает «хождение по минному полю» и новоявленного консультанта, и его жертвы – ученика, рефлексия с ребенком становится допросом... Ребенок во время консультативного занятия был вынужден реализовывать твой план действий, а ты требуешь от него рефлексию о том, как он реализовывал твой непонятный замысел! Активные дети вдруг, как-то так неожиданно, становятся пассивными, начинают избегать контакта с тобой,у них, вдруг, перестают работать видеокамеры и микрофоны в скайпе, от них подолгу нет обратной связи в чате. Но при этом, чат занятия забивается многочисленными посланиями, не имеющими никакого отношения к самому занятию. Ты начинаешь задавать детям непонятные, даже тебе самой, вопросы, которые ничем не напоминают рефлексивные. И вот, в твою голову вползает «леденящая душу» мысль «Что я наделала? А, после столь «удачного» 13-го консультативного занятия они на следующее занятие придут?»


В рефлексии после такого занятия я пишу «У меня была пустая голова», через сутки новая запись «Это не пустая голова, а отсутствие собственного способа действия в проведении консультативного занятия», «Виктор Кириллович, вы подстроили мой дебют?!»


Трудности на первом консультативном занятии возникают только у студента новичка? Возможны ли ошибки в работе уже опытного консультанта, если основные принципы подхода нарушаются?


P.S. На следующее занятие дети пришли. Изучение русского языка продолжается учениками 6-го класса школы 1576... «Хитрый Вы, Виктор Кириллович...» – произнес ученик 6-го класса школы 1576, глубоко вздохнув, и продолжил испытывать свой «самодельный способ» определения безударной гласной в корне слова...


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование

Опубликовано в новости на факультете

«Скажи мне, что мне сделать, чтобы ты узнал, чем бы тебе хотелось заниматься?»:

репортаж о работе волонтерского проекта «Учеба дома»


Мы живем в мире оценок, уровней, достижений. С экранов телевизоров, мониторов наших компьютеров, планшетов, телефонов, в школе, в институте, на работе тебе не забудут напомнить о важности достижения поставленных целей. И вот мы уже перестаем различать чьи цели мы достигаем с таким упорством, свои или чужие, чей замысел реализуем.


Многие из нас прекрасно помнят, как мы пришли в первый раз в первый класс, где «значимый взрослый» – наш первый учитель сказал: «Ребята, сейчас мы с вами будем учить...» И так много не заданных вопросов осталось внутри «Зачем учить? Почему, именно, это надо учить? Для чего?» В глубине души, я завидую ребятам с которыми занимается В.К.Зарецкий, потому что в детстве у меня не было такого консультанта, который имеет смелость сказать школьнику: «Чем ты хочешь сегодня заниматься? Давай мы будем заниматься тем, что интересно тебе». Консультативные занятия с ребятами, и это обязательное их условие проведения, строятся на основе сотрудничества консультанта и ребенка, ребенок на таких занятиях находится в субъектной позиции. В случае со школьниками 6-го класса школы 1576 на первых консультативных занятиях создавались условия для становления субъектной позиции детей, которая поддерживается на протяжение каждого консультативного занятия. Не важно какой деятельностью занимаются ребята, обсуждают замысел занятия с консультантом, формулируют правила русского языка, пишут диктант, проводят рефлексию их субъектная позиция сохраняется.


Создание условий для становления субъектной позиции к учебной деятельности у ребенка в ситуации оказания ему психолого-педагогической помощи со стороны взрослого – одна из ключевых задач в рефлексивно-деятельностном подходе. Отсутствие субъектной позиции у ребенка, превращение ученика из субъекта в объект, обрекает на провал усилия учителя. И становится не важным, как сильно педагог любит свой предмет, как сильно он им увлечен, как много он старается передать ребенку. Напрасно, мы рассказываем классу о важности и полезности предмета, который им предлагается сейчас изучить, не имеет значения сколько времени на уроке мы тратим на это время, для объекта, будь то человек, учебная парта, стол, это не представляет интереса. Если прислушаться к словам многих опытных учителей со стажем, что мы слышим: «Я полчаса трачу на объяснение того, зачем им этот предмет нужен!», «Я часами готовлюсь к занятию», «Я так сильно устаю после занятий, пытаясь «донести до них знания», а они опять не написали проверочную работу на должном уровне».


Интересное и нестандартное событие произошло на 10-ом занятии, где участвовали двое ребят. На вопрос «Чем ты хочешь заниматься?» они оба сказали: «Не знаю». Как поступить в этом случае, вернуться к директивным указаниям, начать объяснять, какой нужный для детей материал они сейчас изучают, навязать детям свой замысел изучения предмета, можно ещё очень сильно задуматься и задать себе вечный русский вопрос, уже много тысячелетий терзающий умы людей: «Что делать?»


Что удалось сделать В.К.Зарецкому, находившемуся по другую сторону монитора от детей, но после его одной фразы занятие продолжилось под лозунгом «Супер! Супер! Супер!». Я стала свидетелем того, как дети сами, и тут внимание, давайте затаим дыхание, попросили провести диктант на проверку знаний по изучаемому материалу. «Давайте напишем диктант на запятые!» – сказал один из ребят. «Да! Да! Нам надо записать по три предложения на прямую речь и речь косвенную», – поддержал его другой. На протяжении всего занятия мальчики увлеченно писали предложения, а один это делал на демонстрационном экране. Время занятия летело незаметно. Занятие, а это уже обычное дело, как это говорится «на одном дыхании». И, конечно же, рефлексия в конце консультации.


Рефлексия – становится неотъемлемой частью занятий. Ребята охотно делятся своими открытиями, познаниями. Их высказывания обретают правильную лексическую форму, они становятся осмысленными, продуманными. Ребята, проговаривая детально, чем они занимались на занятии, вырабатывают каждый свой способ действия, свой способ мышления. О чем и говорит их консультант В.К.Зарецкий: «На занятиях мы изучаем себя, свои способы мышления, свой потенциал».


P.S. Фраза, сказанная профессором кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии В.К.Зарецкий ребятам, которая послужила мощным толчком к проявлению субъектной творческой активности размещена выше.


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование


«Мы гении!»: репортаж о работе волонтерского проекта «Учеба дома»

Опубликовано в новости на факультете
Страница 1 из 2

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

postupayushim 2021

 

logo MGPPU_1

Приемная комиссия

+7 (916) 919-56-13

(пн.- пт. с 11:00 до 19:00,

только WhatsApp)

povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (985) 110-49-32

(вт.-чт. с 12:00 до 20:00)