korolevas








Королева София

Выпускница 2006 года

Кафедра индивидуальной и групповой психотерапии


foot-line

Проект «Интервью с выпускником», 2015 г.

Подготовили и провели интервью,

написали статью

студенты 1 курса группы ПКП 1.1

Цыплухина А.М., Иванова А.С.,

Викторова Ю.И., Зезелева А.С.,

Кузнецова Л.О., Доброхвалов С.О.


Королева София, психолог-консультант, арт-терапевт, гештальт-терапевт, коуч, автор проекта "Психологическая палитра". Обучалась понимающей психотерапии (1-4 ступени), гештальт-терапии с детьми и семьями, интермодальной терапии выразительными искусствами, а также активной кинотерапии и основам киноискусства. Автор метода арт-кинотерапии. Частная консультативная практика с 2006 года.

Работала педагогом-психологом в специальной школе для девиантных подростков (2005-2006), в Гимназии № 1503 (2006-2008), в Центре образования «Царицыно» № 548 (2008 - по 2013), в лаборатории психологической помощи студентам при МГППУ в качестве психолога-консультанта (2006-2008), в школе здоровья № 268 в качестве арт-терапевта (2009-2010), менеджером по работе с персоналом в ООО «Цвет» (2008 - 2010) и др. Один из авторов проекта "Психологическая палитра" http://psypalitra.ru


Мы провели интервью с Королёвой Софией Александровной, выпускницей факультета ПК, окончившей образование в 2006-м году. Она не перестаёт обучаться и самосовершенствоваться и по сей день.


В первую очередь, у нас, как студентов 1-го курса, возникли вопросы, связанные с обучением, мы обсудили вопросы о том, какие предметы наиболее важны в профессии. София особенно выделяет предметы старших курсов, имеющие практическую направленность, например, курс понимающей психотерапии. Однако, она говорит и о том, что некоторые предметы, которые мы проходим на первых курсах, тоже важны. Например, философия и общая психология создают базу для получения практических навыков, а курс нейрофизиологии в дальнейшем может оказать огромную помощь в понимании протекания нейро-психических процессов.


Мы обсуждали вопросы практики. Как выяснилось, София уже на третьем курсе начала работать в школьном кружке, что послужило для нее психологической практикой, хотя ее основная деятельность не имела профессиональную направленность. Однако любая работа с людьми, особенно детьми и подростками, требует психологических знаний и умений, так как необходимо знать основы психологии, чтобы правильно и эффективно выстроить работу с детьми. По мнению Софии, чем раньше начинается какая-либо практическая деятельность, тем лучше, тем больше опыта и знаний можно получить.


Софии, как выяснилось, психология была интересна еще задолго до поступления в ВУЗ. Её мать, тоже психолог по образованию, была примером для дочери, но не это сыграло решающую роль. Софии нравилось общаться с людьми, особенно с людьми тяжёлыми, сложными, поэтому она решила пойти по стопам матери.


Сейчас София Королёва психолог-консультант, владеющий техниками понимающей психотерапии, гештальт-терапии, интермодальной терапии выразительными искусствами, а также, член международного арт-терапевтического клуба (МАК) и автор методики Арт-кинотерапии.

Софья говорит, что основная задача гештальт-терапии - это восстановить внутреннюю целостность человека, при этом не отрицая наличие разных частей, полярности, при помощи различных приёмов (например, техника пустого стула). Гештальт-терапевт может дать клиенту в первую очередь три вещи:

1. Отреагирование. Терапевт даёт клиенту возможность поделиться своей внутренней болью, реакцией на проблему, “выпустить” свои эмоции.

2. Осознание. Понимание конфликта, внутреннего или внешнего, сути проблемы.

3. Новый опыт. Представляет собой опыт “другого” контакта - например, терапевт может сыграть роль близкого клиенту человека, в диалоге давая ему новый опыт общения, чтобы показать, что взаимодействие с этим человеком может строиться иначе.

Также София занимается интермодальной терапией, что оказалось очень интересно, и мы не смогли обойти стороной этот вопрос. Она рассказала нам, что суть интермодальной терапии - это использование не только методики беседы, но и подключение параллельно других средств (модальностей) - язык тела - танцы, кинестетика - лепка, рисование, непосредственно голос - пение.

Это, по ее словам, очень помогает людям при каких-то сложностях в “раскрытии”, в рефлексии, потому что многим это сложно. "А тут как будто для клиента это само собой происходит", - замечает София.


София - создатель методики Арт-кинотерапии, о которой она нам с радостью поведала. Это подход в рамках интермодальной терапии, в котором задействуются не только вербальные средства передачи информации. Суть этого подхода заключается в том, что человек создает на основе каких-то своих жизненных переживаний фильм, что позволяет при его создании поведать о своей проблеме другим, разобраться в ней, отстраниться от переживаний и взять контроль над происходящим в свои руки. Происходит своеобразный переход от режиссуры фильма к режиссуре жизни.

"Делают такое люди по разным причинам и для разных людей, для того, чтобы поделиться своими какими-то переживаниями. Кто-то просто для себя, кто-то для бывших любимых или просто любимых, кто-то о врагах. Подростки очень любят родителям послания делать".


Мы попросили Софию Александровну дать несколько экстра-советов для студентов-первокурсников. Вот что она считает особенно важным на первом курсе и в последующие годы обучения:

1. Серьёзно относиться к предлагаемым дисциплинам.

2. Искать возможность для практики, пусть даже бесплатной.

3. Использовать в обучении творческий подход, в том числе для того, чтобы справляться с неинтересными заданиями, превратив их в интересные и увлекательные лично для себя.

Нам кажется, что эти советы действительно актуальны. К тому же следовать им постоянно и не забывать о них не так легко, как кажется на первый взгляд.


Мы благодарны Софии Александровне за оказанную нам помощь в изучении подробностей профессии и за интереснейшую беседу.

Опубликовано в Выпускники

gromovaa







Громова Алина

Выпускница 2011 года

Кафедра индивидуальной и групповой психотерапии



foot-line

Проект «Интервью с выпускником», 2015 г.

Подготовили студенты ПКП-1:

Молчанова Анастасия

Бессережнева София


Психолог Детского телефона доверия: об университете, жизни и работе

С 2010 года в России существует единый Всероссийский номер детского телефона доверия. К нему были в последствии подключены множество других детских телефонов доверия от различных организаций. В Московском государственном психолого-педагогическом университете с 1 сентября 2008 года в Центре экстренной психологической помощи функционирует сектор дистанционного консультирования «Детский телефон доверия». А в 2011 году Служба была подключена к Всероссийскому детскому телефону доверия.

«Детский телефон доверия» предназначен для того, чтобы выполнять функции психологической поддержки и помощи в особо тяжелых кризисных состояниях. Ребенок, позвонив в Службу, может открыто говорить о том, что его беспокоит, тревожит, не называя своего имени и свои координаты.

На Телефоне доверия работают профессиональные психологи, мы решили встретиться с одним из специалистов Службы и узнать, как устроена работа психолога на Детском телефоне доверия. Психолог Громова Алина Владимировна, выпускница факультета Консультативной и Клинической Психологии МГППУ, рассказала нам о своем опыте работы и пути в психологию:


- Скажите, как вы поняли, что хотите быть психологом, и что вас привело к вашей профессии?

А.В.: Это забавная история. В 10 классе мы с подругой сидели дома рассуждали о том, кто кем хочет быть, и я поняла, что люблю разговаривать. Тогда и решила, что именно в психологии люди это делают. Но потом я не рассматривала этот вариант, после этого я должна была идти в банковское дело, но ничего не получилось: с математикой были проблемы. В школе нам предлагали разные варианты того, куда можно поступить, и я решила, что в психологический вуз мне хочется, это было какое-то наитие. Я не могу сказать, что это было осознанно, не было мыслей наподобие: «Я хочу помогать людям!». Просто тянуло в эту сторону, и я выбирала между МГПУ и МГППУ. Когда мне расшифровали, что МГППУ — это Московский городской психолого-педагогический университет, я поняла, что чисто психологический университет — это замечательно, и не ошиблась, потому что это у нас единственный по Москве, а то и по России, 100%-ный психологический вуз, и я была рада поступить туда.


- А готовились ли Вы в школе к поступлению?

А.В.: Нет, до 10 класса я не думала о том, куда мне поступать. Сейчас дети уже чуть ли не с первого класса знают, куда хотят поступать. В 11 классе я решила выбрать психологический вуз. Мои родители меня поддержали, я записалась на курсы подготовки в МГППУ. Потом произошла ещё одна забавная история. Я выбирала между социальной психологией и психологическим консультированием. Консультирование… Я подумала, что это я буду сидеть как в «Сбербанке» и давать им какие-то консультации. А вот социальная психология — это человек, социум, но наитие потянуло меня в нужную сторону, потому что, если бы я пошла на социальную психологию, то перевелась бы, потому что это больше статистика, про взаимодействие с людьми, но в плане массы, и это всё не моё. Я прочитала про психологическое консультирование и поняла, что это как раз то, что мне надо. Я закончила курсы, и пошла сдавать вступительные экзамены.


- В процесс учёбы/работы изменилось ли как-то ваше представление о профессии психолога?

А.В.: Вы 1 курс? А какое у вас представление о том, как вы будете психологами?


- В отдельном кабинете, в кресле, работая индивидуально с клиентами…

А.В.: Вот я примерно так же начинала. Мой первый рабочий день был — это кожаное кресло, я попиваю кофе, жду своего первого клиента, он заходит, я «здравствуйте-здравствуйте!», так у меня проходит 5-6 консультаций, и я иду домой. И вот я такая вся счастливая, зарабатываю миллиарды долларов, и всё в моей жизни прекрасно. А в реальности… Через 3 года я начала понимать, что мои фантазии скорее всего не осуществятся. Психология, психологическое консультирование и психотерапия— это не кожаные кресла, это больше про внутреннее состояние, желание, процесс с клиентом. Это совсем другое, и не важно, где это происходит.


- У вас есть какие-то профессиональные деформации?

А.В.: Да, конечно. Я по возможности стараюсь не общаться с людьми (смеётся). В каких-то весёлых компаниях, если человек начинает жаловаться на то, какая у него несчастная судьба, я незаметно ухожу в сторону, потому что хочу отдохнуть, повеселиться, чем слушать чьи-то истории, потому что этого хватает на Телефоне доверия. Еще заметила спокойное отношение к каким-то странным вещам. В работе это нужно, это нормально, это то, что необходимо в жизни, но это не всегда правильно. Например, спокойно отреагировать на какие-то ужасы, не дать какую-то обратную связь, это не всегда верно. Это про то, что со всем этим можно работать, и профессиональная деформация — это не штамп, и выгорание— это тоже не штамп, которые невозможно исправить. Это процесс, с которым необходимо взаимодействовать, это вполне нормально во время работы, невозможно, чтобы этого не произошло. И просто важно контролировать это, работать с этим. По мне так супервизия — это наше всё, обратная связь от коллег — это важно. И если поддерживать это, то вполне можно работать без ущерба для себя, потому что в первую очередь можно причинить боль себе, я уж молчу про окружающих.


- А как Вы оказались на телефоне доверия?

А.В.: Это была практика 5 курса, нам предлагали варианты, куда можно обратиться: садик, школу, и Детский телефон доверия. Я записалась на обучение в Телефон доверия. У нас сначала было собеседование, после чего я начала работать на телефоне. У нас было такое золотое время, нас трудоустраивали на «0,25» и говорили о том, что в конце практики они выбирают одного из 5, кто может остаться на Телефоне доверия работать. Мне очень понравилось на Телефоне доверия, потому что это была какая-то тёплая, приятная атмосфера, и мне казалось, что это прекрасное место для того, чтобы здесь работать. У меня были размышления о том, что 2 раза в неделю поработать и потом идти на 2-ую работу, зарабатывать деньги — это идеальный вариант. Я активно старалась проявлять себя всеми возможными способами, и коллеги где-то с середины года говорили: «Не переживай, скорее всего тебя выберут!». Но я была очень тревожной и думала, что «нет, нет, этого не может быть!». Но в итоге действительно выбрали меня, я осталась на телефоне и начала здесь работать.


- А какой был ваш первый звонок?

А.В.: Мне повезло, потому что обычно первый опыт у людей — это какие-то розыгрыши, а у меня был первый опыт — это консультация девушки по поводу взаимоотношений с братом. Брат был старше, занимавший отцовскую позицию в семье, ей хотелось погулять или ещё что-то, она не знала, что делать. Я взяла трубку, это был воскресный день, у нас ещё стояли стационарные трубки, коллега была рядом. Мы отработали с клиенткой ситуацию, коллега мне после этого показала «отлично», я очень обрадовалась, что у меня получилось. Через неделю или через 2 недели девушка ещё раз перезванивала, каким-то чудом попала на меня, мы с ней продолжили беседу. Она рассказала, что она пробовала, мы с ней разработали ещё варианты, с чем можно работать. После этого она не звонила, видимо, ситуация с братом разрешилась, и они нашли общие пути. Вот это такой приятный классический случай того, каким абонент может быть.


- А были ли какие-то очень стрессовые, тяжёлые звонки?

А.В.: Да, конечно. В начале работы, когда я работала, будучи студенткой, у меня были такие звонки. Не помню, про что был звонок, просто был тяжёлый, я отработала его, и вместо того, чтобы сказать коллегам, что мне плохо, тяжело и т.д., я решила, что сама это как-то переживу, дождусь супервизию, и мне станет легче. В первые дни я уезжала с работы с «квадратной» головой, очень уставала, я не отрабатывала свои эмоциональные детали, сдерживала их, видимо, в себе. И у меня был какой-то звонок, мы тогда принимали по 5 звонков где-то, и я просто молилась, чтобы до конца смены оставалось совсем чуть-чуть времени, чтобы коллега не приняла свой 5 звонок, и не нужно было принимать звонки мне, потому что я была уставшая, и из-за малого опыта и страха показать, что я как-то плохо работаю, что такое со мной может произойти, я не говорила коллегам, что плохо себя чувствую. Но различные кризисные звонки вводят в стресс, и с годами я прорабатывала свою реакцию. Были звонки, которые меня куда-то «уносили», в какие-то личные переживания или ощущения. Опять-таки, благодаря супервизии я на это выходила. Если у меня не было супервизии, я была бы уже невротиком, так как, если это не осознавать, не анализировать, не прорабатывать, то это приводит к деструктивному лично для себя, остаётся в тебе, и это ни для клиента, ни для консультанта не продуктивно.


- То есть вам со стрессом, в основном, помогают бороться супервизии?

А.В.: Еще саморегуляция, специальные техники, анализ своего состояния. Если у меня абонент, и я веду себя определённым образом, то могу понять, что со мной происходит. Например, если у меня зависающий абонент, то я начинаю ходить по кругу, буквально повторяю наш процесс, если у меня психически больной абонент, то я тоже веду себя определённым образом: сижу в определённой позе и т.д. Мне это помогает понимать, что происходит. Сейчас мне кажется, что я больше всего устаю от административной деятельности, чем от телефона, потому что телефон — это одна смена, и этот процесс мне более понятен, я к нему привыкла, для меня он более стабилен, как бы странно это ни казалось, потому что на телефоне максимальная нестабильность, наверное. Но административная деятельность больше меня утомляет, т.к. здесь многозадачность. Помогает мне снимать напряжение здоровое безразличие – я могу расслабиться, прийти в себя и не жить работой.


- Нам на практике рассказывали, что бывают контрпереносы, например, начинаешь чувствовать злость, которую испытывает клиент, сложно с этим бороться?

А.В.: А я с этим не борюсь. Контрперенос — это потрясающий маячок о том, что со мной происходит, что во мне вызывает клиент. Мне становится интересно, как незнакомый мне человек начинает меня раздражать? Что он делает такого, что меня раздражает, или что я делаю такого, что начинает злиться он? Для меня это потрясающий инструмент работы, это самое живое, с чем можно взаимодействовать.


- Но нельзя же показывать клиенту, что вы на него злитесь?

А.В.: Я злюсь на клиента. Я об этом говорю. Если я раздражаюсь, я говорю: «Вы знаете, сейчас у меня есть такое сильное чувство раздражения, мне интересно, с чем это связано. Бывало ли у вас раньше такое?». Я делюсь своим опытом с клиентом, они отзываются, что они часто вызывают раздражение или же говорят, что у них такого не бывает, тогда мы можем посмотреть, с чем это связано. Но если у меня возникает контрперенос, и я понимаю, что это как-то больше не про клиента, то я больше думаю тогда про себя. Это может быть моё слепое пятно, какая-то неотработанная тема.


- А примерно чего больше — каких-то шуточных розыгрышей или «настоящих» звонков?

А.В.: Я бы сказала так. Для нас розыгрыши — это прекрасное поле для работы с абонентами на перевод в информационное обращение, потому что дети звонят с розыгрышами часто для того, чтобы проверить, что происходит на телефоне доверия, что там за люди сидят, а вдруг они злые. Или им может страшно что-то рассказать своё и хочется таким образом проявить себя, или им жутко скучно, им надо хоть как-то себя занять, и они звонят на телефон, и это лучше, если бы они звонили ночью или днем в чужие квартиры.


- Есть ли у вас какие-то специфические, собственные приёмы в работе?

А.В.: Я не работаю по шаблону, у меня нет специальных приёмов. На самом деле, у каждого консультанта, терапевта, психолога со временем вырабатывается личный стиль работы, и он неповторим. Я знаю точно, что у меня есть свой стиль работы, я не могу его вам описать, это видно обычно со стороны. Я могу что-то сказать про коллег, но про себя в этом плане сказать определённого ничего не могу. Я работаю так, как мне комфортно.


- МГППУ вам дал большие знания для работы на телефоне доверия?

А.В.: Да, у меня было психологическое консультирование в таком хорошем ключе, в золотом составе преподавателей. Я горжусь своим выпуском, временем, которое я провела в университете. Мне дали базу, на которую я уже потом могла нанизывать что-то остальное — какие-то техники дополнительные и т.д., потому что без основы всё получается хаотично. У меня это было и у меня было какое-то представление о том, как необходимо работать, какое-то понимание границ. Это очень важно, потому что границы в психологии крайне неощутимы, их невозможно потрогать. Университет мне дал это ощущение, понимание своей профессиональной позиции, направленность, вектор. Мне это очень важно, потому что не всегда бывает так, что вектор сразу появляется или вектор выстраивается. А ещё, самое важное, что университет мне дал структуру. Я, например, училась на психолога, но для меня понятно, как выстраивается учебный процесс или какой-либо процесс в другом учреждении или в другой деятельности. Работа, конечно, в этом плане очень много структур мне дала, когда все процессы действуют в какой-то логике. Это общее понимание, шаблон помогает в разных ситуациях как-то адаптироваться, собраться, действовать и т.д.


- Скажите, а Вам тут сразу понравилось или были по началу сомнения?

А.В.: Нет, сомнений никаких не было, сразу понравилось.


- Вы посещаете какие-нибудь курсы или повышение квалификации именно по работе на телефоне доверия? Совершенствуетесь?

А.В.: Мы вообще сами организовываем курсы повышения квалификации для работников на телефоне доверия, я преподаю. По возможности я, безусловно, прохожу курсы. Конечно, если есть возможность чему-то поучиться, сходить на какие-то курсы, я не упускаю такой возможности. На самом деле, работая на телефоне, необязательно заниматься только телефонным консультированием, можно развиваться в любом другом направлении. Я, например, очень много вариантов работы и техник переводила на телефонное консультирование.


- А куда Вам хотелось бы ещё кроме телефона доверия?

А.В.: Я хотела и хочу развивать частную практику, очное консультирование. Если это будет при каком-то центре — хорошо, если частная работа — отлично. Я занимаюсь тимбилдингом, мне это нравится, я бы в этом дальше развивалась. На самом деле, мне интересны многие направления психологической деятельности. Возможно, менее интересна для меня психологическая диагностика. Я уверена, что долго я бы этим не занималась, эта сфера меня не так привлекает.


- Вы говорили, что у вас был шанс пойти в школу, детский сад или на телефон доверия. Почему вы не выбрали другие варианты?

А.В.: В детском саду я была. Я закончила индивидуальную и групповую психотерапию, специально не пошла на детскую и семейную. Я вообще не собиралась работать с детьми, и было забавно, что получилось так, что я работаю на детском телефоне доверия. Детский телефон доверия — это ведь далеко не только дети, это часто подростки. С подростками работать мне нравится, я люблю это, и это не особо сложно по моему ощущению. Детский сад мне не подходил. Я понимала, что у меня нет желания работать с маленькими детьми, я до сих пор не совсем представляю, как это делать. Конечно, понятно, что можно этому обучиться, но у меня нет желания и мотивации, а раз нет мотивации, то найдётся тысяча причин, чтобы этого не делать. А школа… для меня это, наверное, то место, куда бы я совсем не хотела бы пойти работать. Я проходила практику в школе, и меня это совершенно не заинтересовало.


- Могли бы вы что-нибудь пожелать будущим психологам?

А.В.: Я бы пожелала постараться тем или иным способом учиться чувствовать, слушать и не обманывать самих себя. Важно быть конгруэнтным, дружить с самим собой. Желаю удовольствия, чтобы работа и жизнь были в радость. Конечно, еще желаю счастья, успехов, процветания!

Опубликовано в Выпускники

kazakovas






Казакова (Выскребенцева) Светлана

Выпускница 2015 года

Кафедра индивидуальной и групповой психотерапии



foot-line


Проект «Интервью с выпускником», 2015 г.

Интервью брала студентка ПКП 1.1.

Алена Пашкевич


- С какого момента вы решили стать психологом?

- Психологом я решила стать довольно давно, класса с седьмого. До одиннадцатого класса «металась», мне казалось, что первое образование должно быть не психологическим. Но в итоге все-таки приняла решение, подать документы на психолога.


- Почему именно профессия психолога? Что в этой профессии вас покорило?

- Думаю, у меня есть некоторая предрасположенность к изучению психологии. На пятом курсе один из преподавателей сказал нам, что в конечном итоге остаются те, кто изначально имел в себе задатки. Работа приносит мне чувство удовлетворения.


- Как изменились вы в процессе обучения?

- Сама я не замечаю изменений, но близкие говорят мне о них. Друзья отмечают, что я стала больше обращать внимание на то, как ведут себя окружающие. Возможно, за время работы психологом стала более толерантной: сейчас меня трудно удивить чем- то. Я работаю в техникуме. Иногда ко мне приходят студенты, у которых сложилась неприятная ситуация с учебой, ожидают, что я буду их ругать, но я не делаю это, считаю, что общение с ребятами должно строиться на доверии. К сожалению, административный аппарат не всегда поддерживает мою тактику.


- Как вы начали работать в техникуме? Что вас туда привело?

- В техникум я пришла после двух месяцев поиска работы, за это время получила много отказов, стала отчаиваться. Неожиданно мне на почту пришло письмо из отдела по трудоустройству МГППУ, предлагали срочную вакансию психолога в техникуме. Меня взяли туда после семиминутного собеседования. На вопрос директора о том, что я жду от работы, ответила: « Хочу профессионально развиваться» .


- Как вы поняли, что это для вас лучшая сфера деятельности и как понять это студентам?

- Работа в техникуме интересна тем, что я могу не ограничиваться в использовании элементов различных техник. К примеру, сейчас мне нравиться проводить консультации с элементами арт- терапии. Нужно признать, что не все здесь дается мне с легкостью. Утомляют многочисленные отчеты, составление ежедневных планов, проведение плановых диагностик определенных параметров психики студентов, находящихся в группе риска: студенты, получающие социальную стипендию, многодетные, сироты, малоимущие, таких у нас довольно много.


- Как влияет ваша профессия на вашу личную жизнь? Используете ли вы какие-то психологические приемы в разговорах с друзьями, родными (в отношениях)? Как влияет на отношения к семье?

- Бывают моменты, когда применяю психологические приемы в общении с близкими: активное слушание, эффективная коммуникация, что не всегда получается в полной мере. Будучи студенткой продиагностировала мужа и поняла, что у него ядерные характеристики, с тех пор не обижаюсь на него, принимаю его характер, как данность. Родня всегда пытается привлечь меня к помощи, говорят: « Ну, ты же психолог». Иногда применяю что- то. Я стараюсь не лезть к людям с советами.


- Первый клиент, какие чувства вызывают эти воспоминания, и какие выводы после первой консультации вы для себя сделали?
- С самым первым пришедшим студентом у нас случилась неприятная история. Это был мальчик с первого курса. Он фактически признался, что употребляет наркотики. Я тогда сильно испугалась. С одной стороны - необходимо соблюдать конфиденциальность, с другой- работник педагогической службы, не имеет право скрывать это, существует даже определенный алгоритм того, как нужно действовать в таких ситуациях. Мне пришлось звонить родителям и ставить их в известность. Нас вызвали на совет профилактики, никто из коллег преподавателей не знал, по какой причине. Кроме того, у студента было много пропусков, опозданий. Я сильно нервничала. Мальчик ни в чем не признался. В конечном итоге его не поставили на учет. Как- то так получилось, что большинство проголосовало против.

Было очень неприятно, мальчик доверился мне, а я обо всем рассказала. Я поняла, что знаю очень мало о том, что касается обращения с правонарушителями. Мне пришлось много советоваться со знакомым педагогом. В дальнейшем такого в моей практике не случалось.


- В РФ к психологом относятся довольно настороженно по сравнению с Европой. С чем это связанно? Как это преодолеть?

- Знания о психологах сейчас распространены более обширно, чем раньше. Сейчас очень много рекламы телефонов доверия, идет популяризация. Тем не менее, некоторые студенты приходят ко мне, чтобы провериться, не психи ли они, так же некоторые приходят за советом. Я повесила на стенде около своего кабинета статью о том, кто такой психолог и всякий раз, когда ко мне на консультацию записывается новенький, настоятельно рекомендую ему ознакомиться с информацией на стенде.


- Есть ли, по вашему мнению "идеальный клиент", и какой он должен быть? Встречался ли вам такой?

- Думаю, такого клиента нет. Все люди разные, и мне это нравится. Это дает большую возможность развиваться.


- Какой сейчас типичный студент?

- Студенты очень устают от учебы, особенно сильно это заметно у студентов выпускных групп.


- Как вы справляетесь со стрессом и с выгоранием?

- Выгорание существует, но это не связано с психологической деятельностью, по большей мере устаю от работы с бумагами.


- Реализовались ли ваши ожидания от профессии?

- Хочется еще больше развиваться, учиться, к сожалению останавливает финансовый вопрос.


- Каким вы себя видите через 5-10 лет в проф. жизни?

- Мне бы хотелось поработать на телефоне доверия.


- Что вы могли бы посоветовать будущим специалистам?

- Как можно больше брать от образования, которое дают, не опускать руки и искать то направление, которое ближе тебе, как человеку. Именно в нем и нужно развиваться.

Опубликовано в Выпускники

О кафедре индивидуальной и групповой психотерапии:

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ


На кафедре осуществляются программы 2-х уровней - бакалавриата и магистратуры. Кафедра является выпускающей.

В обучении делает особый упор на принцип "Мастерства" в подготовке специалистов, формирование у студентов авторской позиции в профессии. Специфика обучения на кафедре состоит в прохождении студентами значительного количества практических занятий, мастерских и мастер-классов. Принципиальное значение придается получению не только навыков научного, психологического анализа, но и рефлексии собственного психотерапевтического опыта, развитию творческой активности как внутренне необходимой части подготовки психотерапевта.


В своей работе сотрудники кафедры опираются на принципы понимающей психотерапии, разработанные творческим коллективом под руководством профессора Ф.Е. Василюка. По этой тематике проходит защита магистерских и кандидатских диссертаций.

На кафедре читаются авторские курсы, в которых придается особое значение интеграции живого опыта и научных знаний, психотехнической практике.


Многие преподаватели кафедры были награждены «Грантом Москвы» за разработку собственных программ дисциплин.

В процессе подготовки студенты принимают участие в мастер-классах, в том числе по основам консультирования, психологического тренинга, групповой психотерапии и супервизии собственных учебных консультативных случаев.


Наряду с консультативным блоком, на кафедре обеспечивается серьезная подготовка в области психологической диагностики. Особое внимание уделяется качественным методам исследования личности, использованию элементов и навыков психологического консультирования в психодиагностической практике.


Студенты, проходящие обучение на кафедре, принимают участие в волонтерской деятельности, организуемой волонтерским клубом факультета. Постоянными базами практики студентов кафедры являются детский телефон доверия Центра экстренной психологической помощи МГППУ, Центр содействия семейному воспитанию «Наш дом», Федеральный ресурсный центр по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра МГППУ, Центр практической психологии и психотерапии «Белый аист», Психологический центр «Квартет», многие государственные и частные московские школы, другие организации.


Сотрудники кафедры ведут собственную практику. Профессор Е.В.Лавринович проводит мастер-классы для тренеров по искусству групповой работы. Профессор А.Ф. Копьев, заместитель генерального директора психологической консультационной компании "ММ Класс", осуществляет индивидуальное и семейное консультирование, консультирование в бизнесе.

Опубликовано в общие положения

Кафедра Индивидуальной и Групповой Психотерапии



lavrinovichev2

Лавринович Елена Васильевна

и.о.заведующего кафедрой

индивидуальной и групповой психотерапии факультета ПК

Телефон: (495) 632-92-12

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

ул.Сретенка, д.29, комн.307

Кафедра входит в состав факультета с момента его основания профессором Василюком Ф.Е. в 1997 году. Он был создателем и бессменным руководителем кафедры до 2017 года. На кафедре осуществляются образовательные программы двух уровней - бакалавриата и магистратуры. Кафедра является выпускающей.


В обучении делает особый упор на принцип "Мастерства" в подготовке специалистов, формирование у студентов авторской позиции в профессии. В своей работе сотрудники кафедры опираются на принципы понимающей психотерапии, разработанные творческим коллективом под руководством профессора Ф.Е. Василюка. По этой тематике проходит защита магистерских и кандидатских диссертаций.


В процессе подготовки студенты принимают участие в мастер-классах, в том числе по основам консультирования, психологического тренинга, групповой психотерапии и супервизии собственных учебных консультативных случаев.


Студенты, проходящие обучение на кафедре, принимают участие в волонтерской деятельности, организуемой волонтерским клубом факультета. Постоянными базами практики студентов кафедры являются детский телефон доверия Центра экстренной психологической помощи МГППУ, Центр содействия семейному воспитанию «Наш дом», Федеральный ресурсный центр по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра МГППУ, Центр практической психологии и психотерапии «Белый аист», Психологический центр «Квартет», многие государственные и частные московские школы, другие организации.


Контакты кафедры:

г.Москва, ул.Сретенка, д.29, комн.307.

тел (495) 632-92-12

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Подробную информацию о кафедре смотрите в следующих разделах:


На факультете «Консультативная и клиническая психология»

открыт набор на две программы первого высшего образования:

37.03.01 Психология и 37.05.01 Клиническая психология

sdfjk

sdfhfjsfjhjkljdkj

VV infa_01b VV infa_01a
VV infa_02 VV infa_06
VV infa_05 VV infa_04


banner ChZV_PVO


NEW! Отзывы выпускников программ первого высшего образования!

Опубликовано в учебные программы
Страница 3 из 3

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

Presentation B_2019

 

logo MGPPU_1

Второе высшее - деканат

+7 (499) 975-26-37

+7 (985) 110-49-32

povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (499) 975-26-37

+7 (985) 110-49-32

(пн.- ср. с 11:00 до 19:00)

banner shahmaty

banner kouching